Плохие новости

Помните наш старый добрый мультик про Винни-Пуха? Помните, как ослик-меланхолик спрашивал у медвежонка – какие, мол, новости? А тот вздыхал в ответ, дескать, новости «грустные и ужасные»…

Вот-вот, как раз наш с вами случай.

Напомним, что в феврале минувшего года Комиссия по Красной книге при Минприроды подготовила проект приказа о новом списке видов, подвидов и популяций, предложенных для занесения в Красную книгу РФ. Документ был утвержден на Бюро Комиссии; предполагалось, что министр природных ресурсов Сергей Донской подпишет его в июне. Не подписал. Дело затянулось почти на год, и мы всё ломали голову — отчего же так долго-то? Всё выяснилось накануне Нового года.

Ну, так вот…

В Минприроды изменили процедуру принятия решений по Красной книге и — чтобы уж совсем наверняка — состав тех, кто принимает эти самые решения. Большую часть ученых-зоологов исключили, заменив их представителями охотничьих и промысловых организаций. Даже создали новую структуру, специальную, так называемый «Президиум Комиссии», наделенный абсолютными полномочиями по формированию состава Комиссии и окончательному решению по исключению/занесению в Красную книгу. Всё делалось в полной тайне и оказалось полной неожиданностью. «Деньги любят тишину», мы понимаем. Теперь любая резолюция ученых может быть запросто отменена Президиумом. Буквально росчерком пера. Что и случилось на первом же заседании Президиума, исключившего из февральского списка большинство (!) исчезающих видов. Включая нашего каспийского тюленя.

Впервые определяющими стали не аргументы зоологов, а мнение совсем иных «специалистов»: лоббистов промысловых и охотничьих структур, коммерсантов, хозяев дельфинариев и океанариумов, словом, всех тех, кто рассматривает нашу страну исключительно в качестве ресурсов. «Ничего личного, только бизнес». В общем, всё потихоньку стало на свои места, не зря же это название «Министерство природных ресурсов». Вот такой у нас итог 2017 года, года экологии.

Скверно, да? — Очень скверно…

Нет, мы, правда, не понимаем! Вот лежит перед чиновником список исчезающих видов — составлен учеными, нет никаких оснований не верить, сомневаться или там полагать его «спорным». Более того, здесь тот самый случай, когда лучше перестраховаться – речь-то идет о необратимых вещах! В конце концов, должно же быть просто жалко? Вот просто, по-человечески? Как, черт подери, им не жалко?!

Не жалко.

Чиновник берет список и вычеркивает один пункт за другим. А затем едет домой, обнимает жену, гуляет с собакой или смотрит телевизор — а там документалисты BBC опять что-то рассказывают, например, про Африку. И дети рядом переживают за судьбу какого-нибудь далекого слона. Или гепарда. Или кита. И папа тоже переживает вместе с ними — он ведь хороший, папа-то. Самый умный и самый добрый. А то, что было на работе  давеча — так это ж работа такая, куда деваться? Всё ради детей…

Что происходит с людьми, когда те переступают пороги своих руководящих кабинетов? Что такое выключается в сердцах, когда чресла опускаются в кресла? Или все они рассчитывают однажды уехать туда, где о Каспийском море и слыхом не слыхивали? И потому его можно выпотрошить, выжать будто лимон — и пропади оно пропадом со всеми обитателями? А заодно и вся «эта страна», поскольку со своею страною так не обращаются… Ну её ведь должно быть жалко — свою страну — да или нет?!

О чем они думают? Ну, хорошо: уедете, поменяете гражданство и так далее. Но ведь это же всё равно всплывет, обязательно, времена изменились, интернет ничего не забывает! Однажды ваши дети всё узнают. И не простят. И все эти разговоры об «экономической целесообразности» или там «нецелесообразности», равно как и прочие экономические эвфемизмы, декорирующие экоцид — нисколечко не помогут. «Ты просто убил их, папа, — скажут постаревшему чиновнику его повзрослевшие дети. — Они жили миллионы лет, пока ты не продал их…»

Всё тайное однажды становится явным. За преступлением всегда идет наказание, так или иначе, Фёдор Михайлович знал, о чем писал. Как-то один наш знакомый дагестанец метко заметил, что нынешнее время, ускорившее все процессы, ускорило и наказание Божье.

Мы не отступимся. Мы не отдадим нашего тюленя. Это неотъемлемая часть нашей страны, древний её житель, брат наш меньший. Одним из лозунгов бурной парижской весны 1968 года было следующее: «Будьте реалистами — требуйте невозможного!» Мы будем требовать. Мы будем бороться. Кроме нас с вами, каспийскому тюленю больше надеяться не на кого…

***

Открытое письмо ученых В.В. Путину о подготовке Красной книги РФ | ссылка.

Фото: Олег Белялов, Казахстан

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *